четверг, 28 июля 2011 г.

Последняя любовь Гоголя


Сколько раз, проходя по Никитскому бульвару в Москве мимо выкрашенного желтой краской особняка, я говорил себе (а при случае и своим спутникам) - здесь умер Гоголь. 
Впрочем, новостью это ни для кого не было - о "доме Гоголя" написаны десятки статей. Другое дело - судьба его владельцев, графа и графини Толстых. Об этих удивительных людях известно гораздо меньше. А меж тем, супруги тоже заслуживают внимания. Прямые потомки грузинского царя Вахтанга Шестого, они приходились друг другу четвероюродными братом и сестрой...
Граф Александр Петрович Толстой 
Александр Толстой родился в Петербурге в 1801 году. Офицер, впоследствии - губернатор Твери, а затем Одессы, после конфликта с князем Воронцовым  ушел в отставку и уехал за границу. Где и состоялось его знакомство с Гоголем.
Через четыре года после смерти писателя, в 1856 году, аккурат во время восшествия на престол императора Александра Второго, Толстой был назначен Обер-прокурором Святейшего Синода. И это назначение никого не удивило - более верующего человека было сложно себе представить. Говорили, что под одеждой граф тайно носил вериги.
Графиня Анна Георгиевна Толстая, урожд. Грузинская
Под стать графу была и его супруга. Анна Георгиевна появилась на свет в Москве в 1798 году. Ее отцом был князь Георгий Грузинский, предводитель нижегородского дворянства.  Князь был прямым потомком царя Давида в 39-м колене.
В народе князь славился своей любвеобильностью. Так, возле его дома в Лыскове Нижегородской губернии была установлена «счастливая корзина», в которую женщины, на которых девять месяцев назад обратил свое внимание князь, могли положить новорожденное дитя. Каждому князь Грузинский давал хорошее образование и не оставлял своей заботой в будущем.
Официально, у Георгия Грузинского было двое детей - Иван и Анна. Рано овдовев, а затем и похоронив сына, князь все надежды о продолжении рода связывал с дочерью.
Славившаяся красотой и острым умом княжна Грузинская остановила свой выбор на местном лекаре Андрее Медведеве. Когда молодые люди пришли за благословением к князю, тот категорически заявил, что брак невозможен. Так как Медведев – его внебрачный сын, которого он пару десятилетий назад обнаружили в той самой «счастливой корзине». Впрочем, у Медведева был и официальный отец – повар князя Грузинского, умерший когда сыну было всего пять лет.
Как бы там ни было, спорить с князем никто не посмел. И влюбленные дали друг другу слово уйти в монастырь. Андрей Медведев принял постриг и имя Антоний.
Отец Антоний, прославленный в 1998 году среди святых в лике преподобных
Через несколько лет отец Антоний стал настоятелем Троице-Сергиевой Лавры и духовником святителя Филарета, митрополита Московского. О том, что отец Антоний станет настоятелем Лавры, в свое время предрек преподобный Серафим Саровский.
Анна тоже пробовала уйти в монастырь и отправилась в Кострому. Но принять постриг не успела: за ней приехал отец и почти силой увез обратно в Лысково. Когда Анне Георгиевне исполнилось 35 лет, она согласилась стать женой графа Толстого. Как вспоминали их современники, этот брак был исключительно духовный и супруги жили друг с другом как брат и сестра. Тем более, что они таковыми, собственно, и являлись.
В тридцатых годах чета Толстых познакомилась с Николаем Гоголем, который останавливался в их парижском доме. А после того, как в 1848 году граф арендовал, а затем и выкупил дом на Никитском бульваре, Гоголь окончательно поселился у них. В распоряжении писателя были две комнаты на первом этаже.
Дом Толстого на Никитском бульваре
По воспоминанию поэта Николая Берга, «здесь за Гоголем ухаживали как за ребенком, предоставив ему полную свободу во всем. Он не заботился ровно ни о чем. Обед, завтрак, чай, ужин подавались там, где он прикажет. Белье его мылось и укладывалось в комоды невидимыми духами».
В доме Толстых Гоголь читал труппе Малого театра комедию «Ревизор», здесь же, в камине в своем кабинете, он уничтожил второй том «Мертвых душ». В доме на Никитском бульваре он провел и свои последние дни. За несколько дней до смерти Гоголь перебрался на кровать, расположенную в комнате в противоположном крыле первого этажа, и более с нее уже не вставал. Граф Толстой приглашал лучших врачей, пытался всячески помочь другу. Доктора делали все, что могли, даже обкладывали тело больного горячим хлебом.
Но все уже было бесполезно.Бессильна была и Анна Георгиевна. Писатель все для себя решил. Он лежал, отвернувшись к стене, и смотрел на икону Божией матери. Из пищи принимал лишь теплое красное вино, разбавленное водой. И молчал. Последними словами великого друга Толстых было: «Лестницу, поскорее, давай лестницу!»

Могила Гоголя на погосте Даниловского монастыря (до переноса на Новодевичье кладбище)
Сегодня на первом этаже этого, к счастью, сохранившегося здания, находится музей Гоголя. Увы, не самый удачный. То ли из-за слишком современного ремонта и попытки организовать отвечающее последнему слову музейной моды заведение, то ли из-за чересчур назойливых смотрителей. В итоге удалось лишь создать иллюзию того, о чем мечталось.
При этом лучший способ эту самую иллюзию не разрушить - это как раз не переступать порог музея. А просто вышагивать по Никитскому бульвару, заглядывать в окно кабинета писателя и пытаться представить себе, что здесь могло происходить почти сто шестьдесят лет назад, когда этим домом владели Толстые. Но это уже, конечно, совсем другая история. А потому я продолжу рассказ об отношениях потомков грузинских царей и великого Гоголя.
К сожалению, писем Гоголя к Толстым почти не сохранилось. После смерти писателя граф сжег почти все послания великого друга и квартиранта. Говорили даже, что разбирая архивы покойного Гоголя, Толстой мог уничтожить и второй том «Мертвых душ». Но это предположение выглядит совсем уж маловероятным. Да и избавиться от писем графа заставила лишь его чрезвычайная скромность, о которой ходили легенды. Так, Толстой даже попросил не упоминать его имя в некрологах на смерть Гоголя.
Но одно из посланий Николая Васильевича к Толстому все же дошло до нас. Датированное 5 августа 1847 года оно, среди прочего, содержит рассуждения Гоголя о делах на Кавказе. "Дела Кавказские и многие другие, - пишет Гоголь, - очень, конечно, грустны, но этого рода события подходят к наказаниям праведнейшего Судии, подобным холере, неурожаям и т.п. Меня не столько огорчают приговоры и наказания, сколько ослепление, ведущее неминуемо к новым неведомым несчастиям. Меня ужасает всеобщее, единодушное и постоянное угождение всем презреннейшим страстям и похотям человеческим"...
У Толстых и Гоголя было много общего. И в первую очередь - отношение к религии. Вместе с графиней Гоголь ездил в Троице-Сергиеву Лавру, где встречался с отцом Антонием. Наверняка, бывал писатель и в имении Лысково, где почти полвека хранился Крест Святой равноапостольной Нины, просветительницы Грузии, полученный ею от Матери Божией с повелением идти и проповедовать христианство в Иверию.
Отец графини Толстой, князь Георгий Грузинский был внуком царевича Бакара, которому, в свою очередь, крест в 1749 году передал грузинский митрополит Роман. По наследству крест перешел затем к отцу Анны Грузинской. Только в 1801 году князь преподнес крест императору Александру Первому, а тот распорядился вернуть его в Грузию...
В Москве у Толстых была домовая церковь, где среди икон был образ Всех святых грузинской церкви. Каждый день Гоголь читал Анне Георгиевне книгу «Слова и речи преосвященного Иакова, архиепископа Нижегородского и Арзамасского». Гости их дома рассказывали, что во время чтения графиня сидела на террасе, а Гоголь расхаживал, читал вслух и давал объяснение прочитанному.
Графиня Анна Толстая
В конце жизни графиня делилась воспоминаниями, как они постились с Гоголем. Излюбленным их блюдом во дни поста была тюря из кваса, хлеба, капусты и картошки. У Анны Георгиевны и Николая Васильевича сложились самые теплые и близкие отношения. Недаром сам Гоголь называл их своей последней любовью. В конце сентября 1848 год он писал графине: «Я вас полюбил искренно, полюбил как сестру, во-первых, за доброту вашу, а во-вторых, за ваше искреннее желание творить угодное Богу, Ему служить, Его любить и Ему повиноваться»... Толстые намного пережили своего великого друга. Граф Александр Петрович скончался в 1873 году. А Анна Георгиевна прожила 91 год и умерла в 1889 году.
Похоронили супругов на кладбище Донского монастыря..


Комментариев нет:

Отправить комментарий