пятница, 28 октября 2011 г.

Похищение "Черного льва" Пиросмани: как это было


Во время моей лекции «Братья Зданевичи и Пиросмани", состоявшейся на днях в Духовной академии, меня спросили, знаю ли я что-нибудь о картине Пиросмани «"Черный лев", похищенной из дома Зданевичей. 
Я знал. Об этой трагичной истории мне в свое время рассказала сама Мирель Кирилловна Зданевич, дочь художника, которой "Черный лев" достался в наследство от отца. Мы много раз встречались с Мирель Зданевич-Кутателадзе, я записывал ее воспоминания. И потому просто перессказал слушателям то, что слышал от непосредственного участника того рокового вечера.
- Все работы Пиросмани были отданы либо в музей, либо проданы, так как на что-то надо было жить, - рассказывала мне Мирель Зданевич. - У нас дома оставалась только самая знаменитая картина Пиросмани "Черный лев. От папы она перешла ко мне. Я так ее любила, часто разговаривала с ней. Знала ее наизусть и все равно удивлялась, как в творении Пиросмани органично сочетаются янтарные добрые глаза льва и хищно оскалившаяся пасть.
Мы тогда жили на улице Бакрадзе. И помню, как копоть от печки-буржуйки попадала на картину. Мне так было жалко "Черного льва", что я брала тряпку и начинала его мыть.
В начале девяностых картину выставляли в музее. И так получилось, что машина, на которой ее везли обратно к нам, почему-то не могла подъехать к дому. И в итоге полотно несли несколько кварталов прямо на руках. Мой сын Караман еще сказал, выглянув в окно: "Мама, нашего «Черного льва» несут". Я, кстати, просила работников музея оставить тогда картину у себя. Время было неспокойное и я волновалась за нее. Но они почему-то отказались. И привезли "Черного льва" нам.
И вот однажды в один из дней 1993 года, в одиннадцать часов вечера, в нашу дверь постучали. Я выглянула в окно - перед домом стоял человек с автоматом. Я крикнула сыну, что к нам пришел какой-то бандит. Но он сказал, что это ему, наверное, друг прислал автомат.

 -Зачем? – удивилась я.

 -Чтобы охранять наш дом, - ответил Караман и пошел открывать дверь.

Стоило ему это сделать, как следом за тем человеком ворвалось еще несколько. Оказалось, что они прятались за углом. Карамана тут же, прямо в прихожей, ударили рукояткой пистолета в лоб. А меня усадили в кресло и закрыли голову рубашкой. Но я запротестовала: "Зачем вы мне голову закрываете, когда вы и так спрятали свои лица". У налетчиков на лицах были повязаны платки.
И я сама освободила голову от наброшенной рубашки. Непрошенные гости заявили, что им нужна картина Пиросмани.
- У нас ее нет, - попыталась обмануть их я. - Мы все сдали в музей.
- Да я даже знаю, где она находится, - ответил один из молодчиков.

И что вы думаете? Он привел Карамана на второй этаж, где находилась картина Пиросмани. Поначалу он хотел вырезать холст из рамы. Наверное, насмотрелся в кино, как грабят музеи. Но тут уже вмешался мой сын и сказал, что картина такая старая, что если резать холст, то она рассыпется. И поэтому ее надо брать целиком. Что грабители и сделали, прихватив с собой еще и видеомагнитофон, который сын привез мне из Франции, и какие-то мои украшения.
Они выбежали из нашего дома и на поджидавшем их автомобиле скрылись. Причем картину Пиросмани положили сверху на багажник. И потом соседи рассказывали, что видели, как везли нашего "Черного льва". Но они и предположить не могли, что это ограбление.
Бандиты оставили у нас одного парня, который должен был следить за тем, чтобы мы не вызвали милицию. Но куда там. Стоило самим грабителям скрыться с картиной, как и от их соглядатая не осталось и следа, он тут же убежал. И тут произошла странная вещь. Не успели мы вызвать милицию, как к нам в дом пришли двое патрульных. Как они узнали о том, что случилось, для меня загадка.
От всего этого я пережила такой шок, что на несколько дней потеряла способность слышать. А потом ничего, пришла в себя. Когда сын привел домой голландских журналистов, я перед телекамерой попыталась с юмором рассказать о том, что случилось. Как сидела в кресле и пробовала взывать к совести бандитов.
"Как вам не стыдно заниматься такими вещами, - говорила я им, - ведь вы еще молодые люди! Идите работать! Но в ответ мне посоветовали замолкнуть и радоваться тому, что оставили меня в живых".
..Прошли годы, и картина обнаружилась в Москве. Сейчас все считают, сколько миллионов долларов она стоит. А вместо этого лучше потратить силы на то, чтобы работа Пиросмани вернулась в Грузию. Вы думаете мы с Караманом станем ее продавать? Нет, конечно. Мы ее тут же подарим стране. Как в свое время поступал мой отец, Кирилл Зданевич".
Прощаясь в тот вечер, Мирель Кирилловна подарила мне репродукцию "Черного льва", на обороте которой написала: "Украден  из дома в 1993 г. А. К. Кутателадзе. Собственность дочери Зданевич Мирель Кирилловны".
25 мая 2011 г.

Комментариев нет:

Отправить комментарий